Пончик, Дадли, Тоторо и другие толстяки в детской литературе и кино
Итак, какие же роли играют полные персонажи в детской культуре
В детских книгах, фильмах, мультфильмах и телесериалах постоянно встречаются толстые герои. Перечислить их всех, конечно, невозможно — слишком велико количество. Но когда мы решили выяснить, какой он — толстый герой детской культуры, мы обнаружили, что очень часто толстяки оказываются носителями общих стереотипных черт. А роли, которые они исполняют, укладываются в рамки совсем небогатой классификации. Еще одна область культуры, погрязшая в стереотипах — сложно удержаться от детального анализа.
Комические герои

В детских книгах и фильмах мы встречаем огромное количество смешных толстяков. Они могут появляться в одиночестве или выступать в составе комической пары. Пары, в свою очередь, могут состоять из двух похожих персонажей или, напротив, героев с совершенно разной, даже противоположной внешностью (высокий-маленький, лысый-волосатый).
Итак, какие же роли играют полные персонажи в детской культуре:
Известные пары толстяков:
Труляля и Траляля, Бобчинский и Добчинский

Комические пары толстого и худого:
Рен и Стимпи, Астерикс и Обеликс
Наринэ и Манюня из рассказов Наринэ Абгарян.
Один из самых близких сердцу русского ребенка смешных тостяков — Пончик из книг Николая Носова о Незнайке.
Если вы не перечитывали недавно повести Носова, вы едва ли вспомните о том, что в ранних рассказах Пончик выступал как один из героев комической пары.

В первой книге «Незнайка и его друзья» малыши отправляются в полет на воздушном шаре. И среди команды есть два толстяка — Пончик и Сиропчик. На протяжении всей повести они редко фигурируют отдельно, только в паре. И главная комическая черта этой пары — их комплекция. Например, на ней строится эпизод, в котором малыши решают, кого выбросить из воздушного шара:
— Ну ладно, — согласился Незнайка, — сбросим Пончика. Он у нас самый толстенький.

— Правильно, — поддакнул Сиропчик.

— Что? — закричал Пончик. — Кто самый толстенький? Я?.. Да Сиропчик толще меня!

— Смотрите на него! — закричал Сиропчик, хихикая и показывая пальцем на Пончика. — Смотрите, я толще его! Ха-ха! А ну, давай померимся.

— Ну, давай, давай! — как петух, наскакивал на него Пончик.

Все окружили Пончика и Сиропчика. Незнайка достал из кармана веревочку, обвязал вокруг талии Пончика. Потом таким же образом измерил Сиропчика, и оказалось, что Сиропчик чуть ли не в полтора раза толще Пончика.

— Это неправильно! — закричал тут Сиропчик. — Пончик сжульничал. Он живот втянул. Я видел!

— Ничего я не втягивал! — оправдывался Пончик.

— Нет, втянул. Я видел. Давай перемеримся! — громко кричал Сиропчик.

Незнайка стал снова мерить Пончика, а Сиропчик вертелся вокруг и кричал:

— Э, э! Ты куда? Ты надуйся!

— Зачем же мне надуваться? — ответил Пончик. — Если я надуюсь, то, конечно, окажусь толще тебя.

— Ну ладно, не надувайся. Но и втягивать живот ты не имеешь права. Братцы, смотрите, что он делает! Где же справедливость? Никакой справедливости нет! Это просто какой-то обман!

Незнайка кончил измерять Пончика, потом с такой же тщательностью измерил Сиропчика, и на этот раз оказалось, что они оба одинаковой толщины.

— Придется двоих бросать, — развел Незнайка руками.
Вес персонажей тянет за собой и ряд других ярких черт. Например, описанный многими и многими писателями повышенный аппетит и безумная любовь к сладкому. Носовская пара не является исключением:
«В одну палатку принесли газированной воды с сиропом, в другую наносили пирогов, всяких коржиков, кренделей и конфет. <…> Пончик сейчас же принялся осаждать палатку с пирогами и конфетами, а Сиропчик напал на газированную воду с сиропом. Обоих невозможно было отогнать от палаток».


Этим безудержным обжорством на Пончика и Сиропчика очень похож Альцест — один из героев во всех отношениях замечательной книги (а вернее, серии книг) Рене Госсини о Малыше Николя. Все персонажи художественного мира Малыша Николя имеют свои яркие, основополагающие для образа особенности — у Жоффруа богатый отец, поэтому у него всегда самые лучшие игрушки и одежда, и, конечно, он по этому поводу задается. Аньян – лучший ученик в классе, подлиза и плакса. А Альцест — добродушный толстяк, который все время жует.
Для того, чтобы понять, как Госсини рисует Альцеста, подойдет практически любой рассказ. Например, «Воспоминание, которое мы все будем лелеять» — о том, как в школу Николя пришел фотограф, чтобы запечатлеть его класс:
«Лично я сидел на земле рядом с Альцестом. Альцест — это мой друг, он очень толстый и все время ест. Он как раз откусывал от бутерброда с джемом, и фотограф велел ему прекратить жевать, но Альцест ответил, что ему необходимо нормально питаться».
Аддикция к еде порождает еще одну характерную черту героя — жадность. Альцест не собирается делиться едой, даже с заболевшим другом:
— Что это ты принес, Альцест? — спросила мама.

— Шоколадные конфеты, — ответил Альцест.

Тогда мама объяснила Альцесту, что это тоже очень мило, но она просит его не давать мне шоколада, потому что я на диете. Альцест сказал маме, что он и не собирается давать шоколад мне, еще чего, с какой стати, в самом деле, потому что он принес его для себя, а я, если уж мне так хочется, могу сходить и купить себе сам, вот так.
В экранизации 2009 года «Le Petit Nicolas» Альцеста легко узнать по булочке в руке.
Аппетит Пончика, Сиропчика и Альцеста комически гиперболизирован и доведен до абсурда — в конце концов, никто из людей не может жевать без остановки. Все три героя постоянно достают откуда-то новую еду. Например, у Пончика для этих целей есть множество карманов на одежде:
«…. все карманы были у него набиты всякой всячиной: где сахарок лежал, где печеньице».
Прослеживается прямая связь между гаргантюанским аппетитом детей и их комплекцией. Забегая вперед, скажем, что эта связь показана у абсолютного большинства толстых героев в культуре. Как правило, если автор вводит в свое произведение одного или нескольких комических толстяков, он намерен использовать их вес как основную комическую черту.

Для полных персонажей еда имеет огромное значение. В некоторых случаях она даже становится «их личным сортом героина». Например, мышь Рокфор из мультсериала «Чип и Дейл», почувствовав запах сыра, полностью теряет самообладание, что приносит спасателям-грызунам немало хлопот.
В бесконечном телемарафоне «Ералаш» в разное время играло множество толстых актеров и актрис. Я привела здесь малую часть эпизодов. Но и этого количества вполне достаточно для понимания того, как «Ералаш» изображает полных детей.

В отношении героев-толстяков Грачевский (бог «Ералаша») отказывается от юмора в пользу сатиры. И сатира эта зачастую направлена на героев имено из-за их полноты. Толстые дети в «Ералаше» снова и снова становятся символами обжорства, и, разумеется, их чрезмерный аппетит высмеивается. Чего стоит хрестоматийная серия «Сила воли». А в ролике «Сердцу не прикажешь», например, любовь к чебурекам победила в герое симпатию к однокласснице (но, кстати, мы не говорим, что это плохо).
С комических героев в «Ералаше» спадает всякая обаятельность. Но для полных девочек в телеэпопее подготовлен особый путь. Например, эпизод «Толстуха», который начинается как зеркальное повторение предыдущего ролика «Сердцу не прикажешь», имеет совершенно другой конец.
Если вдруг вы не посмотрели ролики (мы вас за это не виним), то кратко история такая — в первом случае толстый герой (Крюков) хочет проводить до дома девочку Наташу. И она отказывает ему с формулировкой «Я толстых не люблю. Похудеешь — тогда поговорим». Дома мальчик разрывается между светлым образом Натальи и домашними чебуреками, и в конце концов чебуреки побеждают. Вторая история начинается похожим образом — на школьной дискотеке девочка (Полякова) — актрисе под одежду напихали подушек, что должно символизировать полноту — приглашает на танец местного мачо Илюху. Илюха отвечает теми же словами, что и Наташа: «Я толстых не люблю». Дальше на протяжении нескольких минут нам показывают, как Полякова борется с лишним весом в спортзале. Похудев, она познает чудо косметики и превращается в красавицу. Когда героиня снова приходит на дискотеку, уже Илюха приглашает ее на танец, а она ему отказывает (было бы странно, если бы героиня поступила иначе, но в чем юмор-то?).

И школьная красавица Наташа из первого видео, и герой дискотек Илюха из второго не только проявили фэтфобию, они повели себя как типичные булли (задиры, инициаторы травли). Недопустимость такого поведения никак не акцентируется. А мне, между тем, их выпад напомнил мощный эпизод из отличного фильма «Добро пожаловать в кукольный дом» ("Welcome to the Dollhouse").
Во вселенной Грачевского право на принятие своей внешности имеют только персонажи мужского пола. В толстых девочках подчеркивается их неприклекательность (даже вопреки внешним данным актрисы). Для толстых мальчиков это справедливо не всегда — в некоторых сериях они могут выступать в роли «героев-любовников». В «Ералаше» немало серий, где толстые мальчики играют обычных детей, то есть мужская полнота не всегда является средством создания комического эффекта. Мне не удалось найти аналогичных серий с полными актрисами.

Такое отношение к толстым героиням в «Ералаше» длится с начала времен и не думает прекращаться. Например, в ролике «Выборы» 1989 года однокласснице прямо заявляют о том, что ей нужно худеть (и это почему-то не вызывает возмущения хотя бы присутствующего старшего).
Часто толстые героини «Ералаша» объединяют в себе одновременно обжорство (как и полные мальчики) и дикое стремление похудеть. В итоге там, где есть толстая девочка, есть упоминание диет. Иногда вокруг темы похудания строится весь сюжет ролика:
Или вот еще один про диету:
«Юмор» «Ералаша» неотделим от стереотипов, как Бандурин от Вашукова. Но в отношении толстых детей киножурнал, который, по описанию Первого канала, призван «прививать молодому поколению любовь и уважение к сверстникам и окружающим», рисует прямо-таки токсичную картину — легитимизирует фэт-шейминг, оправдывает фэтфобию. Не говоря о том, что создавать привлекательный и легитимный образ «красавицы на диете» в мире, где возраст больных анорексией с каждым годом снижается, а их количество растет, не слишком ответственно.

фэтфобия — ненависть к толстым людям, боязнь ожирения.

фэт-шейминг — публичная критика полных людей за то, что они «слишком толстые».

В детской культуре бывают и попытки показать позитивное отношение к людям с большим весом. Например, в этот ряд можно отнести диснеевскую комедию 1995 года «Толстопузы» ("Heavyweights"), действие в которой происходит в лагере для мальчиков с лишним весом.
Герои нарисованы по известной схеме — все они помешаны на еде. Их комплекция диктует ряд других черт характера — мальчики неповоротливы, медлительны и очень плохи в спорте. И, конечно, это рождает огромное количество комических ситуаций и диалогов. Но также эти мальчики умеют посмеяться над собой, они хорошие друзья, которые поддерживают друг друга в сложных ситуациях.

В фильме можно проследить тенденцию, которая присутствует не только в детской культуре. Герои мужского пола, которые не отвечают стандартам красоты, все-таки имеют шанс понравиться девочкам. ОЧЕНЬ привлекательным девочкам, надо заметить. И обычно им для этого даже ничего не нужно делать. В фильме «Толстопузы» это наглядно показано в сцене лагерной дискотеки, когда девочки в конце концов приглашают мальчиков танцевать. Среди девочек-актрис не было ни одной полной или хоть как-то не соответствующей нормам красоты, все они как ученицы балетной школы — изящные и очень красивые. Если этот фильм и пытается быть бодипозитивным, то, очевидно, это касается только мужских тел.
Made on
Tilda